Интерьеры фильма «Всё о моей матери»

В фильмах Альмодовара, помимо сюжета, актерской игры и режиссерской работы, — всегда узнаваемая»картинка»кадра, которым хочется наслаждаться даже вне контекста фильма, как если бы это была хорошая фотография или живопись. Сочетание открытых цветов, наличие ярко-алого характерно для многих его картин, а в фильме»Всё о моей матери»оттенки красного и причудливые орнаменты распространились на интерьер квартиры, где происходит действие сюжета.

Интерьер по-настоящему безумен в плане цвета. И очень любопытен, благодаря стилистики 50-х и 60-х годов, прослеживающейся в дизайне мягкой мебели, столиков и торшеров.

Если бы это был реальный интерьер (а, возможно, снимали в настоящей квартире, где-то в Испании), то наверняка, он был создан стихийно. Какие-то вещи — буфет у окна, круглые торшеры — из разных времен, но гармонично соседствуют в интерьере, где главное роль играет цвет.

Обои в основной зоне квартиры — привет из 60-х! Крупная геометрия смягчена разве что спокойными оттенками песочно-желтого, коричневого и бежевого. Зато на этом фоне на первый план выходит мебель, торшер, шторы и даже ковер цвета алой розы и насыщенного бордо.

Крашеные двери, несущие на себе несколько слоев краски, — это тоже что-то из прошлого, которое воспринимается сегодня с легкой ностальгией. Такой цветочный принт на обоях — это далеко не те пасторальные сюжеты садовых цветов, характерные для классических интерьров. Эти цветущие анемоны, задорные и живые,  могли появится только в дизайне середины века, предвосхищая времена»детей цветов».
На кухне продолжается тема орнамента, на этот раз — в виде традиционной испанской плитки. Плитка уложена не только в зоне фартука, но и на поверхности стены, где есть открытые полки. С нашей точки зрения — отличное решение!
В подъезде дома — старинные фрески, просматривающиеся на видавших виды стенах и керамическая плитка, потерявшая свой первоначальный цвет.

Действие фильма переносится в другую квартиру, на этот раз — с роскошным интерьером, где переплетаются испанские и марроканские мотивы, подъезд напоминает зал дворца, двери и окна имеют имперский размах, а принты и оттенки, не менее активные по цвету и рисунку, чем в предыдущем интерьере, уже не сбивают с ног своей непосредственностью, а гордо несут отпечаток работы мастеров.

В центральной зоне находится мастерская художницы с естественным верхний освещением, устроенная по типу марроканских риадов. И только деревянный стул модернистской формы, явно родом из XX века, напоминает о современности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.